Пятница, 24.11.2017, 19:38
Приветствую Вас, Незнакомец | RSS




О литературе и не только...

Статьи, материалы (* - авторский материал)

Главная » Статьи » Уроки литературы » Литература 10 класс

* 10 класс: Л.Н.Толстой "Война и мир". Анализ фрагмента.
Проведите анализ фрагмента романа Л.Н.Толстого "Война и мир". Какие средства использует автор для создания психологического портрета персонажа? Какова эволюция взглядов князя Андрея?


Налево внизу, в тумане, слышалась перестрелка между невидными войсками.
  Там,  казалось  князю  Андрею,  сосредоточится   сражение,   там  встретится
  препятствие, и  "туда-то  я  буду  послан, -- думал  он,  -- с бригадой  или
  дивизией,  и там-то с знаменем в руке я пойду вперед и сломлю все, что будет
  предо мной".
       Князь  Андрей  не  мог  равнодушно   смотреть  на  знамена  проходивших
  батальонов. Глядя на  знамя,  ему все  думалось: может  быть,  это то  самое
  знамя, с которым мне придется итти впереди войск.
       Ночной  туман к утру  оставил  на высотах только  иней,  переходивший в
  росу, в лощинах же туман расстилался еще молочно-белым морем. Ничего не было
  видно  в той  лощине налево,  куда спустились наши  войска и откуда долетали
  звуки стрельбы. Над высотами было темное, ясное небо, и направо огромный шар
  солнца. Впереди, далеко, на том берегу туманного моря, виднелись выступающие
  лесистые  холмы,  на  которых  должна  была  быть  неприятельская  армия,  и
  виднелось  что-то.  Вправо  вступала  в область  тумана  гвардия,  звучавшая
  топотом и  колесами и изредка блестевшая штыками; налево, за деревней, такие
  же  массы кавалерии подходили  и скрывались в  море тумана.  Спереди и сзади
  двигалась пехота.  Главнокомандующий стоял на выезде деревни, пропуская мимо
  себя войска. Кутузов в это утро казался изнуренным и раздражительным. Шедшая
  мимо его пехота остановилась без  приказания, очевидно, потому, что  впереди
  что-нибудь задержало ее.


...


 Войска бежали такой густой толпой, что, раз  попавши в  середину толпы,
  трудно  было из нее выбраться.  Кто кричал: "Пошел! что замешкался?" Кто тут
  же,  оборачиваясь, стрелял в  воздух;  кто бил лошадь,  на которой ехал  сам
  Кутузов. С величайшим усилием выбравшись из  потока  толпы влево, Кутузов со
  свитой,  уменьшенной  более  чем  вдвое, поехал  на звуки близких  орудийных
  выстрелов.  Выбравшись из толпы бегущих, князь Андрей, стараясь не отставать
  от Кутузова, увидал на спуске горы, в дыму, еще стрелявшую русскую батарею и
  подбегающих  к  ней французов. Повыше стояла русская пехота,  не двигаясь ни
  вперед на помощь батарее, ни назад по одному направлению с бегущими. Генерал
  верхом отделился  от этой  пехоты и подъехал  к Кутузову. Из свиты  Кутузова
  осталось только четыре человека. Все были бледны и молча переглядывались.
       --  Остановите  этих  мерзавцев!   --  задыхаясь,   проговорил  Кутузов
  полковому командиру, указывая на бегущих; но в то же  мгновение, как будто в
  наказание за эти слова, как рой птичек, со свистом пролетели пули по полку и
  свите Кутузова.
       Французы атаковали  батарею  и, увидав Кутузова,  выстрелили по  нем. С
  этим залпом полковой  командир схватился за ногу;  упало несколько солдат, и
  подпрапорщик,  стоявший с знаменем, выпустил его из рук;  знамя зашаталось и
  упало, задержавшись на ружьях соседних солдат.
       Солдаты без команды стали стрелять.
       --  Ооох!  -- с выражением  отчаяния промычал Кутузов и  оглянулся.  --
  Болконский, -- прошептал он дрожащим от сознания своего старческого бессилия
  голосом. -- Болконский, -- прошептал он, указывая на расстроенный батальон и
  на неприятеля, -- что ж это?
       Но  прежде  чем  он  договорил эти слова, князь  Андрей, чувствуя слезы
  стыда и злобы, подступавшие ему к горлу, уже соскакивал с  лошади и  бежал к
  знамени.
       -- Ребята, вперед! -- крикнул он детски-пронзительно.
       "Вот оно!" думал князь Андрей, схватив древко  знамени и с наслаждением
  слыша  свист  пуль,  очевидно,  направленных  именно  против него. Несколько
  солдат упало.
       -- Ура! -- закричал князь Андрей, едва удерживая в руках тяжелое знамя,
  и побежал вперед с  несомненной уверенностью,  что весь  батальон побежит за
  ним.
       Действительно, он  пробежал один только несколько шагов. Тронулся один,
  другой солдат, и весь батальон с криком "ура!" побежал вперед и обогнал его.
  Унтер-офицер батальона, подбежав, взял колебавшееся от тяжести в руках князя
  Андрея знамя, но тотчас же был  убит. Князь  Андрей опять схватил  знамя  и,
  волоча  его  за  древко, бежал  с  батальоном. Впереди себя он  видел  наших
  артиллеристов, из которых одни дрались, другие бросали пушки и бежали к нему
  навстречу;   он  видел  и  французских  пехотных  солдат,   которые  хватали
  артиллерийских  лошадей и поворачивали пушки.  Князь Андрей с батальоном уже
  был в 20-ти шагах от орудий. Он слышал над собою неперестававший свист пуль,
  и беспрестанно  справа и слева  от него  охали и  падали  солдаты.  Но он не
  смотрел на них; он вглядывался только в  то,  что происходило впереди его --
  на батарее. Он ясно  видел уже одну фигуру рыжего  артиллериста  с сбитым на
  бок кивером, тянущего с одной  стороны  банник, тогда как французский солдат
  тянул  банник  к  себе  за другую  сторону.  Князь  Андрей  видел  уже  ясно
  растерянное  и вместе  озлобленное выражение лиц этих двух людей, видимо, не
  понимавших того, что они делали.
       "Что они делают? -- думал князь Андрей, глядя на них: -- зачем не бежит
  рыжий артиллерист, когда у него нет оружия? Зачем  не  колет его француз? Не
  успеет добежать, как француз вспомнит о ружье и заколет его".
       Действительно,  другой   француз,  с  ружьем  на-перевес   подбежал   к
  борющимся,  и участь рыжего артиллериста, все еще  не понимавшего  того, что
  ожидает  его, и с торжеством выдернувшего банник, должна была  решиться.  Но
  князь Андрей не  видал,  чем это кончилось. Как  бы со всего размаха крепкой
  палкой кто-то из ближайших солдат, как ему показалось,  ударил его в голову.
  Немного  это  больно  было,  а  главное,  неприятно,  потому  что  боль  эта
  развлекала его и мешала ему видеть то, на что он смотрел.
       "Что  это? я падаю? у  меня ноги подкашиваются", подумал он  и упал  на
  спину.  Он раскрыл глаза, надеясь  увидать, чем кончилась борьба французов с
  артиллеристами, и желая знать,  убит или нет рыжий  артиллерист,  взяты  или
  спасены пушки. Но он ничего не видал. Над ним не было ничего уже, кроме неба
  -- высокого  неба,  не  ясного,  но все-таки  неизмеримо  высокого,  с  тихо
  ползущими по нем серыми облаками. "Как тихо, спокойно и торжественно, совсем
  не так, как я бежал,  --  подумал  князь Андрей, --  не так, как  мы бежали,
  кричали  и дрались; совсем не так,  как с озлобленными  и испуганными лицами
  тащили друг  у друга банник француз и  артиллерист, --  совсем не так ползут
  облака  по этому  высокому бесконечному небу. Как же я не видал прежде этого
  высокого  неба?  И как я счастлив, я, что узнал его наконец. Да! все пустое,
  все обман, кроме этого бесконечного неба.  Ничего, ничего нет, кроме его. Но
  и того даже нет, ничего нет, кроме тишины, успокоения. И слава Богу!..."

...

На Праценской горе, на том самом месте, где он упал с древком знамени в
  руках, лежал князь Андрей Болконский, истекая  кровью,  и, сам не зная того,
  стонал тихим, жалостным и детским стоном.
       К  вечеру он перестал стонать и совершенно затих. Он не знал, как долго
  продолжалось его  забытье. Вдруг он опять чувствовал себя живым и страдающим
  от жгучей и разрывающей что-то боли в голове.
       "Где  оно,  это высокое небо,  которое  я не знал до  сих пор и  увидал
  нынче?"  было первою его  мыслью. "И страдания этого  я  не  знал  также, --
  подумал он. -- Да, я ничего, ничего не знал до сих пор. Но где я?"
       Он стал прислушиваться и услыхал звуки приближающегося топота лошадей и
  звуки  голосов,  говоривших  по-французски. Он раскрыл глаза.  Над ним  было
  опять все то же  высокое  небо  с еще выше  поднявшимися плывущими облаками,
  сквозь которые виднелась синеющая бесконечность. Он не поворачивал головы  и
  не видал тех,  которые,  судя по  звуку копыт и голосов,  подъехали к нему и
  остановились.
       Подъехавшие  верховые  были Наполеон, сопутствуемый  двумя адъютантами.
  Бонапарте, объезжая  поле сражения, отдавал последние приказания об усилении
  батарей  стреляющих по  плотине  Аугеста и  рассматривал  убитых и  раненых,
  оставшихся на поле сражения.
       --  De beaux hommes! [66] -- сказал Наполеон, глядя на убитого
  русского  гренадера, который с уткнутым в землю лицом и  почернелым затылком
  лежал на животе, откинув далеко одну уже закоченевшую руку.
       --  Les   munitions  des  pièces   de  position  sont  épuisées,  sire!
  [67]  --  сказал  в  это  время  адъютант,  приехавший  с  батарей,
  стрелявших по Аугесту.
       --  Faites  avancer  celles  de  la  réserve,  [68]  -- сказал
  Наполеон, и,  отъехав несколько  шагов,  он остановился над князем  Андреем,
  лежавшим навзничь  с  брошенным подле него  древком знамени  (знамя уже, как
  трофей, было взято французами).
       --  Voilà  une belle mort, [69] -- сказал Наполеон,  глядя  на
  Болконского.
       Князь Андрей понял,  что  это  было сказано  о  нем,  и что говорит это
  Наполеон. Он слышал, как  называли  sire того, кто  сказал эти слова. Но  он
  слышал  эти  слова,  как  бы  он  слышал  жужжание  мухи.  Он  не только  не
  интересовался ими, но  он  и  не заметил,  а  тотчас  же забыл их.  Ему жгло
  голову; он чувствовал, что он  исходит кровью, и он видел над собою далекое,
  высокое и вечное небо. Он знал, что это был Наполеон -- его герой, но  в эту
  минуту Наполеон казался ему столь маленьким, ничтожным человеком в сравнении
  с тем,  что  происходило теперь между его душой и этим высоким,  бесконечным
  небом  с бегущими по  нем  облаками.  Ему  было  совершенно все равно в  эту
  минуту, кто бы ни стоял над ним, что бы ни говорил об нем; он рад был только
  тому, что остановились  над ним люди, и желал только, чтоб  эти люди помогли
  ему  и  возвратили бы его к  жизни, которая  казалась ему  столь прекрасною,
  потому что  он  так  иначе понимал ее теперь. Он собрал все свои силы, чтобы
  пошевелиться и  произвести  какой-нибудь  звук. Он слабо  пошевелил  ногою и
  произвел самого его разжалобивший, слабый, болезненный стон.
       -- А! он  жив, -- сказал Наполеон. -- Поднять  этого молодого человека,
  ce jeune homme, и свезти на перевязочный пункт!
       Сказав это,  Наполеон поехал дальше навстречу  к маршалу Лану, который,
  сняв шляпу, улыбаясь и поздравляя с победой, подъезжал к императору.
       Князь Андрей  не  помнил ничего дальше: он потерял сознание от страшной
  боли, которую причинили ему укладывание на носилки, толчки во время движения
  и сондирование раны на перевязочном пункте. Он  очнулся  уже  только в конце
  дня, когда его, соединив с другими русскими  ранеными и пленными  офицерами,
  понесли  в  госпиталь. На этом  передвижении он  чувствовал  себя  несколько
  свежее и мог оглядываться и даже говорить.


[(сноска 66)] Красавцы!
   [(сноска 67)] Батарейных зарядов больше нет, ваше величество!
   [(сноска 68)] Велите привезти из резервов,
   [(сноска 69)] Вот прекрасная смерть.  
Категория: Литература 10 класс | Добавил: dovod9 (06.04.2012)
Просмотров: 2492 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Меню сайта




Форма входа
Поиск
Наш опрос
Какую книгу Вы читаете сейчас?
Всего ответов: 587
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0