Воскресенье, 16.12.2018, 16:13
Приветствую Вас, Незнакомец | RSS




О литературе и не только...

Статьи, материалы (* - авторский материал)

Главная » Статьи » Публицистика » Фантастоведение

* О.В. Дрябина. Литературная среда фантастики: к постановке проблемы
* Дрябина О.В. Литературная среда фантастики: к постановке проблемы///Вестник Челябинского государственного университета, 2010. №34 (215). Филология. Искусствоведение. Вып. 49. С. 39-44.

Материал в номере "Вестник Челябинского государственного университета" (форматs pdfdoc

О.В. Дрябина

Литературная среда фантастики: к постановке проблемы

 

Обоснованный в статье термин «литературная среда» предлагается в качестве одного из возможных продуктивных способов исследования литературы рубежа ХХ-XXI вв. В качестве примера приводится комплексный анализ основных (как литературной, так и внелитературной жизни) факторов литературной среды фантастики 1980-90-х гг., что позволяет выявить своеобразие данного периода и более полно восстановить всю историю русской фантастики.

 Ключевые слова: русская фантастика 1980-1990-е гг., литературная среда.

 Предметом нашего диссертационного исследования является русская фантастика 1980-90-х гг. Одна из задач — максимально полно и объективно воссоздать литературную ситуацию выделенного периода, для чего необходимо выявить факторы, влияющие на развитие русской фантастики. Одним из базовых средств для решения поставленной задачи является понятие «литературный процесс».

К проблеме литературного процесса обращались такие видные ученые как А.Н. Веселовский, В.В. Виноградов, В.М. Жирмунский, Ю. Лотман, В.Н. Перетц, А.Н. Пыпин, В.В. Сиповский, М.Н. Сперанский, Ю.Н. Тынянов и мн. др. Появление термина «литературный процесс» относится к рубежу 1920-1930-х гг., однако широкое распространение он получил только в 1960-е гг. Современное литературоведение склонно к широкой трактовке: «Воздействие внешних (социальных) и внутренних (художественные традиции, художественный мыслительный материал) факторов и формирует литературный процесс»[i]. Подобный методологический подход оказывается наиболее плодотворным при обращении к развитию русской литературы рубежа XX-XXI вв. Как оценивается литературоведами современный литературный процесс?

«Культурная общность нового времени приобретает отчетливо выраженный центробежный характер, — обращает внимание исследователь Т.Н. Маркова[ii], — что проявляется, в частности, в бытовании многих индивидуальных литературных стилей и стилевых тенденций, которые сегодня существуют одновременно, двигаясь в разных направлениях. Ни одно из известных определений траектории литературно-исторического развития — линейное, циклическое, волновое, инверсионное — не отражает его специфику, так как сущность его предстает как нерегулярная, ненаправленная. Никакие линейные схемы не могут отразить полноту картины живого литературного процесса, потому что мы имеем дело со сложной и многомерной сетью творческих притяжений и отталкиваний». Схожие оценки дают многие исследователи, по мнению которых новейший литературный процесс сложно представить в виде какой-либо единой системы.

По наблюдениям литературоведов, одно из основных свойств, характеризующих специфику литературы конца ХХ — начала ХХI в., является то, что вокруг каждой литературной области возникают собственное литературное окружение, обладающие как общими, так и уникальными качествами. Исследователи говорят о необходимости разделения понятий «литературный процесс» и «литературная жизнь»[iii]. Задаваясь вопросом: «Есть ли сейчас литературный процесс?»[iv], пытаются определить, можно ли сложившуюся литературную ситуацию вообще назвать «литературным процессом» в том значении, которое было закреплено за ним в научно-теоретическом аппарате литературоведения ранее? Показательна широта синонимического ряда, используемого М.М. Голубковым в статье, в заголовок которой вынесен обозначенный выше вопрос: «литературная панорама», еще «неосмысленный и необозримый литературный ландшафт», «пестрая и разнообразная литературная среда», характеризующаяся «необозримостью и многообразием красок». Многочисленные определения, данные другими исследователями, также выражают сложность и многоплановость природы явления: «соприкасающиеся поля (страты)»[v] (Бондаренко М.), «рипарография»[vi] (Гусейнов Г.), «культура как хаос»[vii] (Липовецкий М.), «эклектика как стилевой принцип»[viii] (Маркова Т.Н.), «сложное взаимодействие разнонаправленных векторов эстетического поиска»[ix] (Сушилина И.К.) и т.д. Не случайно М.М. Голубков ставит под вопрос «саму возможность выстраивания парадигм современного литературного процесса. Литература ХХI в. предстает как явление, не организовавшееся в систему»[x].

Таким образом, литературоведы пришли к выводу о принципиальном изменении самой природы литературного процесса на современном этапе ее развития, что влечет за собой необходимость определения его состава, уточнение методологии и приёмов её анализа, что включается в круг актуальных проблем истории литературы.

Всё вышесказанное значительно отличается от характеристик, которые даются литературному процессу советского периода развития литературы. Когда произошли изменения, которые привели к столь разительным переменам? В чем выразились изменения? Мы убеждены, что решение этих проблем поможет лучше понять современную литературную ситуацию, выявить не только путь, пройденный русской изящной словесностью до начала ХХI века, но и дать более аргументированные прогнозы относительно возможных путей ее развития, понять специфику современного состояния.

Как показывает анализ степени изученности проблемы, многие видные ученые, занимающиеся близкой проблематикой, называют в качестве границы разделения 1980-1990-е гг. Во многом именно этим объясняется наш интерес к фантастике данного периода.

Специфика диссертационного исследования показала, что для исследования фантастики 1980-1990-х гг. необходимо, прежде всего, найти отвечающее задачам средство анализа материала. В числе других определений, применяемых в упомянутой выше статье М.М. Голубкова, встречается и термин «литературная среда», которое мы и предлагаем использовать в качестве одного из основным способов анализа литературной ситуации 1980-1990-х гг. Обращение к нему, как нам представляется, позволяет установить некоторые закономерности, присущие новейшему литературному процессу.

Нам не удалось найти подробное объяснение значения термина «литературная среда» в энциклопедической и справочной  литературе, однако понятие встречается в специализированных публикациях, критических и исследовательских работах: Левит Т. «Литературная среда Лермонтова в Московском благородном пансионе» (1948), «Мицкевич и русская литературная среда 1820-х годов: (Разыскания)»//»Литературные связи славянских народов: Исследования. Публикации. Библиография» (1988). Термин «литературная среда» использует Л. Гинзбург в своей публицистической работе «О лирике» (1964). Чаще понятие «литературная среда» встречаются в публикациях новейшего времени: Карцев А. «Проблема и механизмы адаптации автора в литературной среде» (2003), Тарумова Н.Т., Никитенко Д.А., Брызгалов П.А. «Научно-интеллектуальная, литературная среда московского университета 19-20 вв. — по материалам сайта «Интернет-центр Музей-квартира Андрея Белого» kvartira-belogo.guru.ru» (2007), Сиренко О.В. «"История государства Российского” Н.М. Карамзина и литературная среда пушкинской эпохи: интерпретация сюжета о Ермаке» (2007), Супронюк О.К. «Литературная среда раннего Гоголя» (2009), Гашимли Г.М. «Украинский сонет и азербайджанская литературная среда» (2009). Отдельное место термин «литературная среда» занимал в научном наследие видных литературоведов — Ю.Н. Тынянова и В.Э. Вацуро. «Русский термин "литературная среда” является очень запутанным комплексом, — пишет Ю.Н. Тынянов[xi]. — Сюда относится как проблема профессионализации писательской работы, так и проблемы исторической роли дилетантизма, книжного рынка, соотношения между журналом и альманахом. Практически совершенное отсутствие исследований по этим чрезвычайно важным проблемам объясняет то вполне понятное предпочтение к многокрасочному материалу, которое обнаруживают пионеры этих изысканий». Не меньшее значение сбору, анализу и сопоставлению фактов литературной жизни придавал В.Э. Вацуро, для которого понятие «литературная среда» стало одним из основных. Рассуждая о «литературной среде» А.С. Пушкина, В.Э. Вацуро поясняет, что, по его мнению, в понятие включается «и общность литературных вкусов и традиций, создающая основу ближайшей литературной коммуникативности, и общность литературно-бытовых связей, и осознание своей группы как обособленной от всех иных в литературной борьбе времени. Такое широкое понимание "среды”, не исчерпываемое ни биографическими, ни идеологическими, ни чисто литературными определениями, стояло за многочисленными полемическими декларациями...»[xii]. Приведем цитату из энциклопедической статьи «Биография», включенной в 6 том «Большой советской энциклопедии» (1927): «Биография писателя, художника может выступать как жанр, в котором предметом изучения становится непосредственно жизненная и личностная основа творчества писателя (в её связи с мировоззрением, социальными факторами, литературной средой)»[xiii] [выделено нами — О.Д.]. Таким образом, использование термина «литературная среда» в качестве средства анализа литературной ситуации русской литературы конца ХХ — начала ХХI вв. мы считаем правомерным и плодотворным.

Продемонстрируем результаты применения термина «литературная среда» к исследуемому материалу — русской фантастической литературе 1980-х — середины 1990-х гг. Под литературной средой фантастики мы предлагаем понимать совокупность всех факторов (как собственно литературных, так и внелитературных), влияющих на развитие отечественной фантастики в определенный исторический период.

Обращение к области фантастической литературы для анализа состава литературной среды закономерно, поскольку именно вокруг фантастики (как в России, так и в других странах) традиционно складывается одно из наиболее масштабных и сложных по составу литературных окружений. Как мы указывали выше, не случайно проведены временные границы исследуемого материала. История литературы 1980-90-х гг. в данном случае представляется одним из наиболее плодотворных периодов, поскольку именно в это время происходит значительные изменения состава литературной среды, зарождаются те явления, которые станут определяющими для дальнейшего развития новейшей российской фантастики. Кроме того, уникальность исторической ситуации последней четверти ХХ в. привела к созданию нетрадиционных для русской фантастики явлений, возможных, как показывает анализ, лишь при стечении данных исторических и культурных обстоятельствах. Обращаясь к характеристике литературной среды фантастики 1980-х — середины 1990-х гг., напомним, что фантастоведами принята следующая периодизация русской фантастики ХХ в.: 1920-1930-е; 1940-1950-е; 1957-1970-е гг.[xiv]. Таким образом, анализируемую нами фантастику можно отнести к четвертому периоду развития русской фантастики. Косвенно это подтверждается тем, что поколение писателей-фантастов, вошедших в литературу именно в этот период, в произведениях которых наиболее отчетливо фиксируется специфика фантастики данного этапа, принято называть «четвертой волной», «четвертым поколением» фантастов[xv]...

(Продолжение читайте в полной версии материала. Материал в номере "Вестник Челябинского государственного университета", форматs pdfdoc).


Dryabina O.V.

Fiction literature media: for problem definition.

Term "Literature media" validated in the article is suggested as one of possible productive ways of research of literature at the turn of XX-XXI centuries. A complex analysis of main (literature and out-of-literature life) factors of fiction literature media of the eighties-nineties of the twentieth century is exemplified which affords identify peculiarity of the present period and restore all the history of the Russian fiction more fully.

 Russian fiction of 1980-1990th, literature media.

 


[i] Теория литературы. Том IV. Литературный процесс. М.: ИМЛИ РАН, «Наследие», 2001. С. 60.

[ii] Маркова Т.Н.  Формотворческие тенденции в прозе конца XX века: В. Маканин, Л. Петрушевская, В. Пелевин : автореферат дис. ... доктора филологических наук : 10.01.01.            Екатеринбург, 2003. С. 3.

[iii] Елина Е.Г. О соотношении понятий «литературный процесс» и «литературная жизнь»//Вопросы литературы, 1998. № 3. С.31-38

[iv] Голубков М.М. Есть ли сейчас литературный процесс?//Русская литература ХХ-ХХвеков: проблемы теории и методологии изучения: Материалы Второй Международной конференции 16-17 ноября 2006 года. М.: Изд-во Моск. ун-та, 2006. С. 29-36.

[v] Бондаренко М. Текущий литературный процесс как объект литературоведения (Статья первая)//НЛО, 2003. № 62. С. 49-55.

[vi] Гусейнов Г. Рипарография (Беллетристика середины 90-х в поисках нового)//Постскриптум,  1997. Вып. 1 (6). С.143-167.

[vii] Липовецкий М. Русский постмодернизм очерки исторической поэтики. Екатеринбург, 1997. 317 с.

[viii] Маркова Т.Н. Указ. соч.

[ix] Сушилина И.К. Современный литературный процесс в России. М., 2001. 130 с.

[x] Голубков М.М. Указ. соч. С. 31.

[xi] Тынянов Ю.Н. Поэтика. История литературы. Кино. М.,1977. С. 271.

[xii] Вацуро В. Пушкин и литературное движение его времени//НЛО, 2003, № 59. С. 5-6.

[xiii] Библиография. БСЭ. М., 1927. Т. 6. С. 120.

[xiv] См.: Бритиков А.Ф. Русский советский научно-фантастический роман. Ленинград: Издательство «Наука», 1970. 448 с.

[xv] Подробнее об этом см. наши публикации: Дрябина О. «Четвертая волна» и «четвертое поколение» российской фантастики: к постановке проблемы //Русская литература ХХ-ХХI веков: проблемы теории и методологии изучения: Материалы Второй Международной научной конференции: 16-17 ноября 2006 г./Ред.-сост. С.И. Кормилов. М.: Издательство Моск. Ун-та, 2006. С.366-371; Фантасты-«восьмидесятники»: судьбы литературного поколения//Новейшая русская литература рубежа ХХ-ХХI веков: итоги и перспективы: Сборник научных статей по материалам Международной научной конференции (Российский государственный педагогический университет имени А.И. Герцена, филологический факультет, кафедра новейшей литературы 23-24 октября 2006 г.). Санкт-Петербург, 2007. С. 182-191. и др.   

[xvi] Романецкий Н. Семинар Б. Стругацкого. Историческая справка. [электронный ресурс] Центр современной литературы и книги. http://www.litcenter.spb.su/sem.html

[xvii] Кузнецов Г. Библиографический указатель. Фантастика в публикациях членов литобъединения «Амальтея» при Новосибирской писательской организации//Амальтея. М., С. 376-392. Кузнецов Г. Библиографический указатель. Фантастика в публикациях членов литобъединения «Амальтея» при Новосибирской писательской организации//Амальтея. М., С. 376-392.

[xviii] Бабенко В. Чистого неба, дальних дорог (Очерк о хорошо спрессованном времени)//Кто есть кто в крымской фантастике. Все о крымской фантастике и фантастах. Симферополь: Таврия, 2004. С. 139-157

[xix] Постановление Совмина СССР от 19.10.1973 n 776 об утверждении положения о Государственном Комитете СССР по делам издательств, полиграфии и книжной торговли.

[xx] См.: Горшенин А. Воображение и отображение (Заметки о молодой сибирской фантастике)// Век дракона. М., 1991 С. 343-384; Шапошников В. Очевидное и невероятное (Полемические заметки по сборникам «Румбы фантастики», «Санаторий» и «Миров двух между…»)//Ночная птица. М.: Молодая гвардия, 1990. С. 379-403 и др.

[xxi] Чернец Л.В. «Как слово наше отзовется…» Судьбы литературных произведений. М., 1995. С. 84.

[xxii] См.: Осипов А.Н. Фантастика от «А» до «Я» (Основные понятия и термины): Краткий энциклопедический справочник. М.: Дограф, 1999. С. 128; Багалякз Б. Фэндом в СССР//Locus. 1985. № 12. С. 28

[xxiii] Харитонов Е.В. Фантастический самиздат (печатный) 1966-2002. Периодика. Сборники. Материалы к аннотированному библиографическому справочнику//История фэндома. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://fandom.rusf.ru/about_fan/fanzin_biblio.htm.

[xxiv] См.: Луков Вл. А. Нодье // Зарубежные писатели. Т. 2. М., 2003. Цит. по статье электронной энциклопедии «Французская литература от истоков до начала Новейшего периода. Под редакцией профессора Вл. А. Лукова» [электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.litdefrance.ru/199/137Левинова С.И. Молодежная субкультура: учебное пособие. М.: ФАИР–ПРЕСС, 2004. 608с. Более подробно о «ролевиках», «толкинистах» можно прочитать практически в любом из многочисленных статей о современных российских молодежных субкультурах, а также на многочисленных специализированных интернет-порталах.

[xxv] Серавин А. Психология ролевого движения//Славянский милитаристский альманах. Almanach militarystyczny slowianskiy, 2005 февраль. С. 30-39.

Категория: Фантастоведение | Добавил: dovod9 (01.04.2012)
Просмотров: 1451 | Теги: литература 1980-90, фантастика, О.В.Дрябина | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Меню сайта




Форма входа
Поиск
Наш опрос
Какую книгу Вы читаете сейчас?
Всего ответов: 588
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0