Среда, 14.11.2018, 08:09
Приветствую Вас, Незнакомец | RSS




О литературе и не только...

Статьи, материалы (* - авторский материал)

Главная » Статьи » Публицистика » Фантастоведение

* О.В. Дрябина. Человек звучит гордо? или Антропологический аспект идейного мира произведений фантастов-восьмидесятников

* О.В. Дрябина. Человек звучит гордо? или Антропологический аспект идейного мира произведений фантастов-восьмидесятников//Славянские языки и культуры в современном мире. II Международный симпозиум (Москва, МГУ имени М.В. Ломоносова, филологический факультет, 21-24 марта 2012 г.): Труды и материалы. М.: Издательство Московского университета, 2012. С. 316-317.


Человек – это звучит гордо? или Антропогенный аспект идейного мира произведений фантастов-восьмидесятников.

Дрябина Оксана Владимировна

Ключевые слова: русская фантастика, фантасты-«восьмидесятники», литература 1980-1990-х гг., антропогенный аспект, литературный герой.

Краткая аннотация

The period from the beginning of the 1980s till the middle of the 1990s should be treated as a separate part in 200 the development of Russian science fiction. A complex analysis of main factors of fiction literature media of the eighties-nineties of the twentieth century is exemplified which affords identify peculiarity of the present period and restore all the history of the Russian fiction more fully.

 

Проблема человека в русской литературе ХХ века приобрела особое звучание. Значительное место занимает она и в поэтике фантастических произведений. В центре внимания фантастов оказывались различные ее аспекты: человек и социальное окружение, человек и научный прогресс, человек и контакт с иными цивилизациями, человек и природа. Как показал анализ, для произведений рассматриваемого нами этапа истории русской фантастики 1980-х — середины 1990-х гг. типичными справедливо считать аспект коммуникации человека с представителями иных цивилизаций, взаимоотношения человека и природной среды, а также самоопределение человека, постижение сферы его чувств. Видный мыслитель и писатель-фантаст И.А. Ефремов в публикации начала 1960-х гг. прогнозировал сращение фантастики с общим литературным потоком, который сейчас принято называть мейнстримом: «По мере все большего распространения знаний и вторжения науки в жизнь общества все сильнее будет становиться их роль в любом виде литературы. Тогда научная фантастика действительно умрет, возродясь в едином потоке большой литературы как одна из ее разновидностей (даже не слишком четко отграничиваемая), но не как особый жанр» [Ефремов]. Настоящее время трудно назвать периодом возрождения научной фантастики, скорее уместнее вести речь о стагнационном периоде, однако прогноз И.А. Ефремова можно считать верным в отношении расширения проблематики фантастики, участившихся обращений фантастов как к вечным проблемам, так и к отражению типического в произведениях. Значимая роль в этом принадлежит фантастам-восьмидесятникам — авторам фантастических произведений, нашедшим путь к широкой читательской аудитории в 1980-е гг.

Важно отметить, что сопоставление по антропогенному принципу идейного мира фантастов-восьмидесятников и произведений предшественников, показывает веские изменения, которые произошли с фантастикой, повлияло на её общий облик. Одной из литературоведческих категорий, анализ которой наиболее представительно фиксирует черты, характерные для поэтики фантастов-«восьмидесятников», является литературный герой. По сравнению с фантастикой предшествующего периода (1960-1970-е гг.) справедливо вести речь об изменении социального статуса персонажа (как правило, это средне статический, подчеркнуто обычный, невыдающийся человек), его ценностных ориентиров, определяющихся, в том числе, философской картиной мира (проблема разграничения частного, личного и общественного). «Восьмидесятники» на страницах своих произведений создают образы новых социальных типов, обращаясь к осмыслению современной им социальной ситуации.

Определенные изменения зафиксированы и при обращении к анализу следующих уровней поэтики произведений:

1.      Проблемно-тематическое поле: фантасты-восьмидесятники обращаются к проблемам свободы человека (Е. Дрозд «Троглодиты Платона», Л. Козинец «Нимб дракона»); одиночества человека (Н. Полунин «Дождь», Л. Кудрявцев «День без смерти»), ответственности человека перед предками, потомками (Е. Грушко «Хорги», И. Пидоренко «Чужие дети»),  перед природой (В. Иванов «Вернуть глаза», В. Пищенко «Равные возможности»), перед самим собой (А. Саломатов «Кузнечик», В. Клименко  «Конец карманного оракула»)  и др.

2.      Категория героя, его нравственно-этическая характеристика: уход от однозначности в авторской оценке поступков персонажей, использование приема открытого финала, располагающего к множественности интерпретаций (В. Забирко «Тени сна», Л. и Е. Лукины  «Когда отступают ангелы»); смена философско-мировоззренческих констант персонажей: увеличение доли художественных миров изображающих настоящее и будущее не только без окраски социального оптимизма, жизнеутверждающих акцентов, но созданные с использованием социально пессимистичных оттенков и авторских оценок (Е. Филенко «Отсвет мрака (Гигаполис)», Ант Скаландис «Катализ»).  

3.      Сопоставление реконструированных картин мира, воплощенных в фантастических произведениях фантастов-«восьмидесятников», позволяет увидеть, как мировоззренческие веяния одной и той же эпохи преломляются в художественном творчестве в зависимости от ценностных ориентаций авторов. Однако можно говорить и о некоторой закономерности. Категория картины мира, воссозданная в поэтике художественных миров фантастов-«восьмидесятников», тяготеет к антиклассической разновидности (А. Бушков «Кошка в светлой комнате», Д. Трускиновская «Любовь»).

4.       Сменяются приоритеты на уровне избираемого типа сюжета — чаще проявляются черты неклассического типа сюжета (Ю. Иваниченко «Выборный», Ю. Брайдер и Н. Чадович «Телепатическое ружье»).

5.      Писатели-«восьмидесятники» чаще предшественников используют элементы иррационального типа вымысла, фэнтезийной образности (С. Логинов «Многорукий бог Далайна», С. Булыга «Псоглавые»).

 

Одной из ключевых проблем, к которым обращаются фантасты-«восьмидесятники», и которая объединяет все перечисленные выше уровни, является попытка пересмотра места и роли человека. Является ли человек (шире — цивилизация, которую он представляет) вершиной эволюции? Справедливо ли вынесение человека в самую высшую точку иерархической системы? Готов ли человек к встрече с иными цивилизациями? Можно ли его считать полноправным хозяином планеты Земля?

В произведениях фантастов-«восьмидесятников» редко можно найти готовые ответы на эти вопросы, они большей частью риторические. Однако та частота и интенсивность, с которой писатели различной степени художественного дарования к ним обращаются, позволяют выделить антропологический аспект в качестве  специфической черты русской фантастики 1980-х — середины 1990-х гг. Анализ художественной специфики позволяет охарактеризовать с данной точки зрения фантастику в большей степени как социально-психологическую, нежели социально-философскую, каковой она значится в публикациях современных исследователей.

 

Источники:

1.      Брайдер Ю., Чадович Н. Телепатическое ружье//Листья времени. М., 1990. С. 33-58.

2.      Булыга С. Псоглавые//Румбы фантастики. 1989 год. М., 1990 С. 28-42.

3.      Бушков А. Кошка в светлой комнате//Имя для рыцаря. М., 1989.  С. 116-224.

4.      Грушко Е. Хорги//Замок Ужаса. М., 1991. С. 35-150.

5.      Дрозд Е. Троглодиты Платона//Ветер над Яром. М., 1989.  С. 342-360.

6.      Ефремов И. Наука и научная фантастика//Румбы фантастики. 1989 год. М., 1990. С. 16. (Статья впервые опубликована в 1961 г.)

7.      Забирко В. Тени сна//Ветер над Яром. М., 1989.  С. 148-248.

8.      Иваниченко Ю. Выборный//Особый контроль. М., 1992. С. 293-398.

9.      Иванов В. Вернуть глаза//Магический треугольник. М., 1990. С. 116-142.

10.  Клименко В. Конец карманного оракула//Амальтея. М., 1991.  С. 65-79.

11.  Козинец Л. Нимб дракона//Дорога миров: В 2-х т. М., 1990. Т. 1.  С. 197-217.

12.  Кудрявцев Л. День без смерти//День без смерти. М., 1989.  С. 8-20.

13.  Логинов С. Многорукий бог Далайна. Н. Новгород: Флокс, 1994. 381 с.

14.  Лукины Л. и Е. Когда отступают ангелы//Час оборотня. М., 1990. С. 125-180.

15.  Пидоренко И. Чужие дети//Две недели зимних четвергов. М., 1991. С. 39-67.

16.  Пищенко В. Равные возможности //Румбы фантастики. Новосибирск, 1988.  С. 170-173.

17.  Полунин Н. Дождь//Нимб дракона. М., 1992.  С. 386-430.

18.  Саломатов А. Кузнечик//Концерт бесов. М., 1991.  С. 160-176.

19.  Скаландис Ант. Катализ. М., 1996. 480 с.

20.  Трускиновская Д. Любовь//Концерт бесов. М., 1991 С. 190-198.

21.  Филенко Е. Отсвет мрака (Гигаполис)//Отсвет мрака. М., 2002. С. 3-264.

Категория: Фантастоведение | Добавил: dovod9 (25.03.2012)
Просмотров: 1125 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Меню сайта




Форма входа
Поиск
Наш опрос
Какую книгу Вы читаете сейчас?
Всего ответов: 588
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0